«Стыдные вопросы» про евангельское христианство

В современном мире насчитывается 920 миллионов протестантов, или евангельских христиан — это второе по численности направление христианства. Для сравнения, это почти в четыре раза превышает количество православных христиан во всем мире.

Ключевым моментом, приведшим к появлению этого течения, послужил призыв католического монаха Мартина Лютера вернуться к Библии как главному авторитету в жизни человека. Сегодня это девиз жизни для более чем 4 миллионов жителей стран СНГ и Украины, относящих себя к евангельскому христианству (от слова «Евангелие», то есть благая весть Иисуса Христа).

В 2018 году евангельскому христианству исполняется 501 год. В честь этого события мы приготовили список «стыдных» вопросов, которые задавали себе многие (и мы в том числе). На них нам помогает ответить Павел Тогобицкий, магистр богословия, преподаватель Новосибирской библейской богословской семинарии.

Я не религиозный человек. Зачем мне все это?

Ваша формулировка предполагает, что вера — некая добавка к обыденной жизни: кому-то нравится, кому-то нет. Вот только вопросы существования Бога, Его замысла и нашего положения перед Ним — не второстепенные, и не могут такими быть.

Например: когда человека убеждают не хвататься за оголённый провод, ответ «я не очень интересуюсь законами физики» неуместен. Когда лопнул аппендикс и ты умираешь от перитонита, глупо отказываться от операции, объясняя свой выбор тем, что ты не сторонник здорового образа жизни. Подлинная суть происходящего в мире определяется Божьими законами. Согласно Библии, от вечной смерти в грехах мы можем быть избавлены только Его спасительным вмешательством. Искать нужно не религиозности, но смысла, святости и вечности. Для этого у нас есть Библия и Церковь.

Почему вы называетесь евангельскими христианами?

Евангельскими христианами называют себя представители разных конфессий, когда хотят подчеркнуть значимость веры в Евангелие и его проповеди.

«Евангелие» переводится с греческого как «благая весть». Суть благой вести Нового Завета в том, что Сын Божий, Иисус Христос «умер за грехи наши и воскрес для оправдания нашего». Все люди испорчены грехом, виновны и перед лицом святого Бога обречены на вечную муку. Нам нечего предложить за наше спасение, и у нас нет ни сил, ни средств по-настоящему изменить себя. Но Бог, не желая нашей гибели, Сам решил эту проблему: Сын Божий стал человеком, чтобы умереть за наши грехи и, воскреснув, дать нам вечную жизнь вместе с Ним. Единственное условие этого соединения — вера. Он призывает нас поверить и довериться Ему.

Все, кто уверовал в Бога через эту весть, согласны, что весть о Боге действительно драгоценна. Поэтому церковные общины, состоящие из переживших спасение людей, любят называть себя евангельскими.

Почему бы просто не ходить в обычную церковь, как все?

Просто ходить в церковь было бы достаточно, если бы в целом мы были неплохие люди, а Богу было бы нужно просто чуть-чуть что-то подправить. Но, согласно Библии, каждый из нас должен радикально измениться. Настолько, что Библия описывает уверовавшего как умершего для старой жизни и вновь рождённого для новой.

В той жизни можно было быть «как все». Но новая жизнь не наша. Она дана Богом и принадлежит Ему. А Бог задумал её как протекающую в общине верующих, которые совместно делают Его дело, любят друг друга, соединены так, что с полным правом именуются братьями и сестрами. Настоящая церковь — это не место, куда ходят, это семья, в которой живут. Важно быть живой частью Божьей общины.

Какая вообще разница между православными и неправославными?

И православные, и протестанты верят в Бога Отца, Сына и Святого Духа, в воплощение, крестную смерть и воскресение Сына Божьего Иисуса Христа и в то, что Им мы спасаемся.

Различаются представления о принятии спасения. Для православного это, прежде всего, путь, по которому Бог ведет его к совершенству. Для протестанта это дар возрождения, усыновления и новой жизни, принимаемый беспомощным человеком. Для православного жизнь по вере — способ получить спасение, для протестанта — ответ любовью на любовь. В придачу к этому протестанты настаивают на абсолютной авторитетности только Библии. И, наконец, исповедуя спасение по вере, они не считают, что спасенные есть лишь в их церкви, но что спасается всякий действительно верующий.

Не наше это все. Мы же русские/украинцы/белорусы/казахи. Чем это лучше, чем вера наших предков?

Говоря о вере предков, можно, конечно, вспомнить пантеоны языческих божков, связанных с тем или иным племенем или местом. Современные попытки возродить их — фантазии и новодел. Подлинные древние культы никому не нужны.

Если же под верой предков понимается православный вариант христианства, то стоит отметить, что единый Бог не ограничен нацией или территорией. Он Бог для всех народов, так что попытка настаивать на приоритете национальной традиции — это стремление протянуть нелепое язычество туда, где ему нет места. Подлинной вере чужд национализм. Поэтому, если наилучший для меня способ поклонения Богу отличается от традиции предков, я предпочту этот способ. Это не означает, что стоит презирать культуру окружающих людей, но важно позволить Христу преображать свою культуру.

Протестанты, это же секта какая-то?

Сегодня «секта» — оскорбительное слово, призванное подчеркнуть чуждость и порочность некого религиозного движения. Хотя в мире протестантов больше, чем православных, здесь в России нас действительно мало. Более того, православные настаивают, что они — единственная истинная Церковь во вселенной. Так что мы обречены на звание «секты».

Вот только не в прозвищах дело, но в верности людей Богу. Исторические заслуги, число последователей, богатство или политический вес, — как и отсутствие всего этого, — не свидетельствует о Божьей оценке конкретной общины верующих. Мы просто стараемся быть Ему угодными, несмотря на оскорбления и насмешки. А оценивать «секты» и «не секты» стоит с точки зрения Божьей воли, открытой всем нам в Библии.

А с чего начался протестантизм?

Обычно протестантскими называют все церкви, происхождение и взгляды которых связаны с Реформацией XVI века. Реформаторы старались очистить церковь от шелухи человеческих выдумок.

Их взгляды часто суммируют следующим образом: «Только Писание, только верой, только благодатью, только Христос, только Богу слава». Знаковой фигурой этого процесса стал католический монах и преподаватель Мартин Лютер. Он был не первым и не единственным, но, благодаря стечению многих обстоятельств, именно его деятельность стала толчком к массовому изменению в церковной жизни.

День его выступления против индульгенций, 31 октября 1517 года, празднуют как День Реформации. Впрочем, главным объектом его внимания были не индульгенции, но крест Христа и наше спасение благодатью Божией по вере.

А какое значение для нас имеет какой-то средневековый монах?

Христиане всех времен верят в одного Бога, размышляют над одной Библией, борются со схожими искушениями. Поэтому другие верующие могут стать нам хорошими собеседниками, наставниками и примерами, независимо от времени их жизни.

Иногда Мартина Лютера представляют как создателя некой новой церкви. Сам он был бы весьма удивлён этим. В Реформацию Церковь не создавалась заново, но поместные церкви, то есть различные общины верующих, учились угождать Богу через аккуратное исполнение Его Писания. Лютер в этом активно участвовал. Их усилия принесли богословские и практические плоды, которыми спустя 500 лет пользуемся и мы.

Так что Мартин Лютер один из наших благословенных Богом братьев и собеседников в размышлениях о вопросах веры и благочестивой жизни.

Может, это просто новая мода? После распада СССР все ударились в эзотерику.

Действительно, тогда люди хватали всё, что стало доступным. Годы запретов сформировали сильный голод, который насыщался порой весьма бездумно. Но сам факт этого голода достоин внимания.

Мы не созданы для безбожной жизни. Человек вполне становится человеком только в общении со своим Творцом. То, что духовная жизнь подменялась суррогатами, не делает её фальшивкой. Христианин видит, сколь удивительно Бог изменяет человека, познаёт самого Бога, ощущает радость любви, понимает ценность святости. На фоне жизни со Христом всякая эзотерика меркнет.

К тому же не стоит забывать, что христиане были и в СССР. И для тех, кто жертвовал своей жизнью ради Бога, вера уж точно не была модой.

А Свидетели Иеговы, мормоны и сайентологи — тоже протестанты?

К сожалению, ложная вера возможна. Периодически появляются «учителя», приносящие новые «откровения», и у них находятся последователи.

Иеговисты, действительно, вышли из протестантской среды, но их отказ от веры в Бога-Троицу и в частности, что Иисус, Сын Божий — это «Иегова», вывел их вообще за пределы христианства. У мормонов есть целая книга лжеоткровений. Сайентологи никогда не имели отношения к церкви. Подобных — множество.

Классический же протестантизм всегда настаивал на авторитете только Библии и с вниманием относился к опыту ее толкования предшествующими поколениями христиан. Он разделяет изначальную веру и доверие всех христиан Богу-Сыну, ставшему человеком, умершему и воскресшему ради нашего спасения. «Вера», не приводящая к отношениям с Ним, не имеет смысла.

Никто не стал бы этим заниматься, если бы это было невыгодно. Где «навар»?

Так как религия имеет дело с предельно значимыми вопросами, она может стать сильным и опасным инструментом. Поэтому часто её используют для «навара».

Отчасти это можно сравнить с любовью. Можно ли манипулировать ею или наживаться на ней? Да. Но лишь очень несчастные люди готовы заявить, что все человеческие отношения существуют ради денег. В духовной сфере число несчастных больше, и подозрительность сильнее.

Но как можно искренне радоваться другому человеку, так, и даже в большей степени, можно радоваться Богу. Он первый возлюбил нас, пришел к нам, взял на Себя наш грех и умер за нас. Когда заплачена такая цена, всякий иной «навар» обесценивается. Просто не нужно поддаваться обманщикам от религии. Важно знать Бога, открывшего Себя в Библии и доверять именно Ему.


Опубликовано

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: