Нет применения — значит, это не проповедь

Вам когда-нибудь приходилось сидеть на уроке и думать: «Зачем всё это нужно?» Я отчетливо помню это ощущение, когда в университете я мучился с матанализом. Нам преподавали этот предмет так, как если бы его применение было очевидным. И, возможно, для тех в группе, кто был влюблен в математику, так оно и было. Но для меня, будущего специалиста по английской литературе, это было постоянным, и, надо сказать, провальным упражнением в чисто абстрактном мышлении. Без понимания, как это применить в реальном мире, мне было очень сложно осознать, зачем мне нужно было знать значение чего-либо, стремящегося, но так никогда и не достигающего бесконечности.

А если вы были гением математики, то просто вспомните, как вы себя чувствовали, когда вас просили порассуждать о значении одного из сонетов Шекспира.

Разъяснение ≠ применение

Я не пытаюсь ворошить неприятные воспоминания. Но я задаюсь вопросом, не виновны ли некоторые из нас, проповедников, в том, что члены наших церквей каждое воскресенье в духовном плане находятся в положении первокурсников, изучающих матанализ или литературное сочинение. Как и многие преподаватели, мы горячо увлечены своим предметом и чрезвычайно хорошо подготовлены. Мы можем ответить на любые вопросы о временных формах глаголов в греческом и иврите, а также об историческом и культурном контексте древнего Ближнего Востока. Мы можем ткнуть пальцев в хиазм раньше, чем кто-либо в церкви сможет это слово произнести. И мы готовы объяснить, почему ученые переводчики неправы, и почему вместо этого нужно опираться на наше толкование.

Однако, несмотря на все это богатство знаний, которое мы вдохновенно доносим до слушателя как что-то весьма важное, у людей в нашем собрании остается очень смутное понимание того, что им со всем этим делать. Они знают, что это важно, потому что это Слово Божье. Более того, они понимают, что предполагается, что это Слово Бога к ним. Но разъяснив смысл текста, мы по сути говорим: «Ну, дело за вами. Думайте теперь сами, как это применить». Или, еще хуже, мы оставляем людей с ощущением легкого стыда и недуховности из-за того, что они не знают как это применить, учитывая, что для нас это кажется настолько очевидным.

Для нас, проповедников, недостаточно просто объяснить текст нашей пастве. Если мы хотим быть хорошими пастырями, то мы должны показать, как применить текст к их жизни сегодня.

Так почему же мы этого не делаем? Мне на ум приходит несколько причин.

  1. Во-первых, найти применение — это серьезная работа. В сравнении с осмыслением многогранной сложности человеческого сердца и духовного состояния, анализировать грамматику и контекст довольно легко.
  2. Во-вторых, применение субъективно. Я точно знаю, когда я правильно расставил знаки препинания или согласовал глагол. Но как узнать, что я вывел верное применение?
  3. В-третьих, применение многогранно. В тексте есть одна главная мысль, но может быть масса применений, возможно столько же, сколько и слушателей. Выбирать из многочисленных вариантов — сложная задача.
  4. В-четвертых, применение — дело личное. Как только я начинаю думать о том, каким образом текст применим к людям в моем собрании, то не могу не задаться вопросом о том, как этот текст применим ко мне. И порой я предпочитаю просто объяснить текст и не разбираться с этим вопросом.

Все эти причины связаны с нашей плотью и нашим желанием либо избежать тяжелой работы, которая нам не дается, либо вообще избежать обличения самих себя. И поэтому наш ответ на все эти отговорки — покаяться в грехе.

Применение ≠ обличение

Но есть еще и пятая, более «богословски выверенная» причина, почему некоторые из нас пренебрегают применением в своих проповедях. Мы убеждены, что поиск применения — это работа кого-то другого, и, вообще-то, не наше дело. Разве не Святой Дух в конечном итоге должен открыть применение текста сердцу человека? Если я выведу применение, и это применение будет не действенным, то не освобождаю ли я людей от ответственности? Но если же я просто преподам истину и потом отойду в сторонку, то у Святого Духа будет полная свобода для действия. И в любом случае Он сделает эту работу куда лучше, чем я.

Я не один раз слышал как уважаемые современные проповедники высказывали такое мнение. Но при всем моем уважении, мне кажется, что это возражение не библейское и богословски неверное. В данном случае мы за применение ошибочно принимаем обличение. Обличение о грехе, о правде и о суде — это действительно работа Святого Духа (От Иоанна 16:8). Никто кроме Духа Святого не может дать истинное обличение, и когда мы пытаемся сделать эту работу за Него, мы неминуемо впадаем в законничество. Почему? Потому что обличение касается сердца, когда человеку открывается не только сама истина, но и то, что он ответственен перед Богом за эту истину и должен поступать по ней.

Применение отличается от обличения. И несмотря на то, что применение направлено на сердце, оно действует через понимание. И если для толкования требуется понимание первоначального контекста, то применение происходит в рамках современного контекста, в котором мы текст слышим. Применение — это определение, в каких сферах жизни, этики и понимания данному конкретному слову Христову необходимо обильно вселяться (Колоссянам 3:16). Мы все склонны слушать через призму нашего восприятия и исходя из нашего опыта. Поэтому когда пастор берет на себя труд по поиску применения Слова, то у нас появляется возможность увидеть такое значение отрывка, какое мы раньше не видели, или к которому сами бы не пришли.

Так, например, когда я слышу Иоанна 3:16, то я тут же думаю о том, что должен благовествовать. Это очевидное, практически рефлекторное для меня толкование этого стиха. Но более основательное применение могло бы побудить меня к более глубоким размышлениям о природе Божьей любви ко мне, или о значении моей вечной жизни во Христе. Когда расширяется мое понимание возможных применений, которые можно вывести из одного этого стиха, то и сам стих, Иоанна 3:16, начинает гораздо более обильно вселяться в мою жизнь. Это не посягает на работу Духа Святого, наоборот — хорошее применение создает более подходящую почву для обличения.

Избегать применения — противоречить Библии

Стремление избежать применения также просто-напросто противоречит Библии. Проповедники и учителя Божьего слова на страницах Писания заняти именно применением Писания. Начиная от Второзакония 6:7, где родителям говорится «внушай их (заповеди) детям твоим», и заканчивая Неемией 8:8, где Ездра и левиты не только читали книгу закона, но и старались делать это «поясняя и истолковывая, чтобы народ мог понимать прочитанное» — в Ветхом Завете везде видно, как необходимо Божьим людям не только знать Слово, но и понимать его значение в своей жизни.

И эта необходимость подчеркивается и в учении Иисуса и апостолов. В Евангелии от Луки 8:21, Иисус подтверждает, что имеет отношения с теми, кто «слушает слово Божье и исполняет его», и учение Его изобиловало примерами того, что значит исполнять слово — начиная с Нагорной проповеди. Апостольские послания наполнены практическими применениями, и они передавали заботу о применении Слова старейшинам, которые должны были учить практическому благочестию (1 Тимофею 4) и доверять это учение «верным людям, которые способны, в свою очередь, учить других» (2 Тимофею 2:2).

Но нигде мы не видим этого так ярко, как в Ефесянам 4:12-13. Цель дара, который Христос дает церквям в качестве пасторов и учителей — «приготовить святых к делу служения, для созидания тела Христа». Как мы можем «снарядить» членов церкви для их разнообразных служений в церкви и за ее пределами, если мы никогда этому не учим конкретно и в практическом ключе? Кажется, что Павел предполагает, что нам не только не следует избегать применения, но наоборот, надо к нему постоянно стремиться.

Несколько примеров

Так как же это все может выглядеть на практике? Позвольте предложить вам два примера. Во-первых, давайте посмотрим на 2 Книгу Царств, 11 главу — описание прелюбодеяния Давида с Вирсавией и его злоупотребления властью, заговора и убийства с целью скрыть его грех. Безусловно, применения, касающиеся вопросов половой чистоты и убийства, лежат на поверхности. Ну а что делать со всеми теми людьми в вашем собрании, для которых прелюбодеяние и убийство не являются искушениями, с которыми они сейчас сталкиваются? Уверен, что таковых немало. Неужели вам больше нечего им сказать? Конечно же есть.

Если рассмотреть конкретный грех Давида, то можно помочь им увидеть, как грех действует вообще — как он обманывает, ждет своего часа и незаметно прогрессирует. А потом вы можете помочь им поразмышлять над «ситуативными грехами», с которыми они сталкиваются, пусть не как царь Израиля, но как матери и бабушки, студенты и офисные работники, менеджеры и пенсионеры. Когда вы даете применение, вы не пытаетесь сделать его исчерпывающим. Вы пытаетесь дать им прочувствовать значение отрывка и помочь их мыслям развиваться в нужном направлении — заставить их размышлять об их собственных жизнях.

Или давайте возьмем Послание к Ефесянам 6:1-4. Этот отрывок полностью посвящен взаимным обязанностям родителей перед детьми и детей перед родителями. И уже в одном этом можно найти много применений. Однако что же делать тем людям в вашей церкви, у которых нет детей, или дети которых больше с ними не живут? Нужно ли им просто слушать в надежде узнать что-то, что поможет им поддержать других родителей, которые их окружают? Да, для начала, пожалуй. Но это Слово Божье и к ним тоже. Принципы того, как правильно пользоваться властью и как правильно ей подчиняться, применимы ко всем нам. Учителя и ученики, работодатели и работники, старейшины и паства — всем нам есть чему научиться относительно того, каким благословением может быть праведное применение власти и подчинение ей. Как говорится в Вестминстерском полном катехизисе, «в пятой заповеди подразумеваются не только наши родители по плоти, но и все, кто старше нас по возрасту и превосходит нас дарованиями, и особенно те, кто, по усмотрению Божьему, выше нас по положению, будь то в семье, Церкви или обществе» (Ответ 124). Мы все в той или иной ситуации находимся под чьей-либо властью, и практически каждый из нас где-то власть имеет. Хорошо продуманное применение поможет нам разобраться с этим вопросом.

Что это значит для вас

В итоге, все вышесказанное, как мне кажется, означает, что проповедь, в которой нет применения — это и не проповедь вовсе, а просто-напросто лекция о Библии. Мы не хотим, чтобы люди уходили с наших лекций, недоумевая, для чего все это надо. Напротив, давайте посвятим себя поиску применений текста для «созидания тела Христа… пока не будем подобны Христу, в котором полнота совершенства».

Автор — / 9Marks

Опубликовано

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: