Благовестие буддистам: 4 аргумента

Буддистский монах

Мы можем начать контекстуализировать Евангелие для буддистов, оттолкнувшись от понятной для них проблемы, а именно, проблемы страданий. В контексте миссии контекстуализация — это искусство и наука о том, как облечь не зависящие от времени вечные евангельские истины в культурно приемлемые и понятные формы.

Контекстуализация зависит от площади общей платформы, на которую могут ступить нехристианское мировоззрение и библейские категории. Проповедь Евангелия в восточном контексте — особенно сложная задача. Очень немногие (если они вообще есть) библейские учения понятно вписываются в дхармический религиозный контекст — мир религий, основанный на понятии о цикличной природе истории, безличностных силах как высшей реальности, а также цели достичь посмертного состояния небытия. Такие религии, как индуизм, буддизм, джайнизм и синтоизм, регулярно озадачивают западных миссионеров.

Как можно благовествовать буддистам, не имея никакого общего набора убеждений, разделяемых обеими сторонами? Четыре благородные истины(англ.) могут предоставить христианам четыре площадки для полезной беседы, в ходе которых вы можете рассказать о библейском взгляде на жизнь, смерть и спасение.

Мост между Библией и Буддой

Тысячи лет назад один богатый и вполне благополучный член царской семьи отправился на поиски высшего смысла. Мудрость, которую он снискал, в конце концов обеспечила ему известность, причём его знают больше как автора легендарных глубоких мыслей, чем того, кто обладал огромным влиянием и властью.

Кем же был этот царь? На первый взгляд, может сложиться впечатление, что речь идёт о Сиддхартхе Гаухаме, известном как Будда (то есть «просветлённый»). Но на самом деле я писал о библейском царе Соломоне.

Соломон, живший примерно за 500 лет до Будды, описал свои наблюдения о жизни в книге Екклесиаста, причём многие его высказывания впоследствии стали приписывать более позднему восточному мыслителю. И тот, и другой утверждали, что жизнь скоротечна и отмечена страданиями, и что наивысшую ценность в этой жизни обрести невозможно. И тот, и другой учили, что люди по своей природе стремятся к большему, чем им может предложить их временная жизнь. И, поскольку мудрость Соломона была известна в древнем мире (3 Царств 4:31), можно вполне логично предположить, что учение Соломона непосредственно повлияло на самого Будду. Безусловно, Соломон и Будда пришли к совершенно разным выводам: один продвигал идею полного самоисчезновения, другой же, Соломон, книгу Екклесиаста заканчивает такими словами: «Бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом всё для человека» (Екклесиаст 12:13б).

Каковы же эти «благородные истины», которые вывел Соломон, и к чему они ведут?

1. Наша жизнь полна страданий

Так же, как и Сиддхартха Гаухама, Соломон не допустил, чтобы его царственное положение закрыло ему глаза на реалии жизни. Он начинает книгу Екклесиаста высказыванием, в котором сквозит досадный реализм: «Суета сует… всё суета» (1:2).

Екклесиаст собирается отправиться на поиски непреходящей ценности. На еврейском языке это слово звучит как «йитрон» и означает «польза», «прибыль». К своему огорчению, Соломон обнаруживает, что жизнь — это «хевел» (пар), термин, означающий мимолетность, ничтожность и суетность временного существования человека.

Слово «хевел», которое употребляет Соломон, частично перекликается со словом «дуккха», которым пользовался Будда, что означает, что жизнь, главным образом, характеризуется присутствием в ней страданий. Ни упорный труд, ни мудрость не в состоянии гарантировать идеальный результат. Жизнь непредсказуема и отмечена печатью боли, за которой следует смерть, оставляющая после себя навеки неосуществлёнными все наши внутренние желания.

Однако, там, где Будда зафиксировал всего лишь один кадр человеческого опыта, Соломон увидел целый фильм. Соломон знал, что наша земля — это некогда утраченный рай, о котором повествуют три первые главы книги Бытия. В те времена земная жизнь людей не была омрачена страданиями и суетностью, ведь они жили в совершенной гармонии и общении с самодостаточным Богом, заключающим в Себе бесконечную ценность, в Котором человечество находит «путь жизни», «полноту радости» и «блаженство … вовек» (Псалом 15:11).

Им больше ничего не нужно было (Псалом 22:1). Всё пребывало в совершенном состоянии (Бытие 1:31).

Всего лишь несколько тысяч лет назад Соломон писал, что «всё — суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем» (Екклесиаст 2:11). Разве что-то с тех пор изменилось?

2. Страдания берут своё начало от желаний человека

Будда считал, что страданиями человек обязан своим желаниям. Это явление Будда называл «танха». Неудовлетворённые желания удерживают нас в непрерывном колесе страданий, даже несмотря на все земные блага, которых человек может достичь. Однако концепция танхи необоснованно перекладывает вину на сами желания, а не на их объект.

С точки зрения библейского мировоззрения страдания в целом, включая случайные страдания, являют собой коллективный результат греха человека против Бога, который можно проследить вплоть до первых людей. Человек разменял истинное удовлетворение в Боге на мимолетное эгоистическое удовольствие. Вопреки предупреждению не есть от запретного плода они увидели, «что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что даёт знание» (Бытие 3:6). То, что они сделали, лишило их удовлетворения в Боге и посеяло хаос в дотоле идеальной вселенной. И теперь мы живём под господствующим в мире растлением похотью (2 Петра 1:4).

С библейской же точки зрения проблема заключается не в желании как таковом. Соломон пишет, что Бог «вложил мир в сердце» людей (Екклесиаст 3:11). Творение пало в тот момент, когда человек избрал следовать дурным желаниям, исходящим не от Бога. Таким образом, следует указать, что история развивается объективно линейно, а не циклически. Когда-то давно произошло роковое событие, и с тех пор всё в мире изменилось. Однако всё можно исправить!

Нарративная природа христианства — нечто, о чём в буддизме знают мало — означает, что страдания — это результат исторической причины и следствия. И Евангелие предлагает не только возможность избежать вечного страдания, но и силу пережить страдания.

3. Мы можем получить искупление, пусть даже ценой страданий

Забвение прошлого лишает смысла настоящее и будущее. Соломон знал, что изначально мир и человек были сотворены безгрешными. Будда же не имел в прошлом ничего, на основании чего можно было бы проанализировать настоящее. Он видел только текущие условия человека — страдания, желания и смерть. При таком ограниченном наборе данных единственным выходом, который ему представлялся возможным, было небытие.

Что же до библейских авторов, то они писали, что желания и страдания — это отголоски гораздо лучшего миропорядка, который однажды существовал при сотворении мира, миропорядка, который был разрушен, но подлежит восстановлению. Эти желания и страдания — постоянные напоминания о том, что с этим миром далеко не всё хорошо. Соломон писал: «Испытал их Бог, и чтобы они видели, что они сами по себе животные; потому что участь сынов человеческих и участь животных — участь одна: как те умирают, так умирают и эти» (Екклесиаст 3:18–19a). «Тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего её, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Римлянам 8:20–21). Наш падший мир ждёт, когда Бог пошлёт разрешение той ситуации, в котором он оказался.

Вечное и независимое бытие Бога означает, что Он самодостаточен, лишён нечистых желаний или ненасытных влечений. У Него не только есть всё, что Ему нужно, Он и Сам есть всё, что Ему нужно. Следовательно, Бог в нас абсолютно не нуждается. Однако спустя 1000 лет после Соломона и 500 лет после Будды Бог пошёл на невообразимо скандальный шаг: Он поменял Свою хорошую карму на нашу плохую, вложил Свой собственный неисчерпаемый запас хорошей кармы в тех, кто доверился Ему.

Моделируя такой тип самоотречения, которого мы никогда не сможем достичь, Сын Божий воплотился в человека Иисуса Христа. Иисус — мудрый Царь, Которого Соломон был только подобие, — обменял блага небесного царствования на то, чтобы стать причастником наших страданий за грех и искупить нас от него (Филиппийцам 2:3–11). В Нём не было порочных желаний, поэтому Он не заслуживает карающего правосудия. Тем не менее, Он вынес от имени Своего народа весь груз вселенского правосудия Божьего, умерев на кресте. Бог Иисуса «совершил через страдания», поэтому Он может в милосердии Своем представлять наше деле пред Богом (Евреям 2:10–18).

Поскольку Христос был невиновен, Бог воскресил Его из мертвых. Он никогда больше не умрёт, Он царствует как Господь над всей вселенной и однажды вернётся за землю, чтобы искоренить грех и смерть, и тогда земля вновь станет идеальной. Христос приглашает человека тоже воскреснуть в конечном финальном воскресении из мёртвых, облечься в новое тело, свободное от греховных желаний, и войти в блаженные и гармоничные отношения с Богом (2 Коринфянам 5:8). Смерть Иисуса за нас очень эффективно устраняет наше старое «я», делая каждого из нас «новым творением» (2 Коринфянам 5:17).

И всё же в этой жизни мы продолжаем страдать. Но поскольку Он живёт, мы тоже можем жить (От Иоанна 14:19), усмиряя наши греховные желания в ожидании глубокого и насыщенного союза с Богом в вечности. «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрёт, оживёт. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрёт вовек» (От Иоанна 11:25–26).

4. Следование за Иисусом ведёт к вечной радости

А что же тогда делать здесь и сейчас? Будда учил, что свобода от страданий зависит от отречения от всех желаний и достижения состояния небытия — угашения «я» человека в состоянии нирваны.

Путь Иисуса тоже подразумевает самоотречение. Он Сам сказал: «Всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (От Луки 14:33). Однако здесь речь идет о качественно ином виде самоотречения: данное самоотречение в конце концов гарантирует великое приобретение. Иисус сказал: «Потерявший душу свою ради Меня сбережет её» (От Иоанна 10:39). Иисус описывал «экономику» с точки зрения Бога как «сокровище, скрытое на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нём идёт и продает всё, что имеет, и покупает поле то» (От Матфея 13:44). Самоотречение в христианстве временно, тогда как награда вечна.

Реальность со Христом искупает даже самую невыносимую боль, «если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться» (Римлянам 8:17). Речь не идет о безусловном обещании психологического или эмоционального блаженства. Однако Христос, при том, что не обещает лёгкости и эмоционального комфорта в этой жизни, всё равно делает жизнь приемлемой для тех, кто Его знают.

Самый превосходный путь — просто следовать за Иисусом — «свергнуть с себя всякое бремя и запинающий … грех и с терпением … проходить предлежащее … поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Евреям 12:1–2).

Избрать правильный путь

Мы можем согласиться с буддистами в том, что жизнь полна страданий. Их отклик на страдания может выражаться в избрании одного из двух путей. Они могут попытаться избегать любых желаний, включая хорошие, например, желание радости, справедливости и благополучия для других людей, но вскоре обнаружат, что их внутренних ресурсов будет недостаточно, чтобы должным образом достигать этой цели. Однако, если человек обратится с верой ко Христу и попросит Его удалить его порочную карму и подарить ему Свою праведность, жизнь обретёт новое значение, ведь «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Римлянам 8:18).

В заключение я предлагаю некоторые вопросы, которые, возможно, имеет смысл задать своим друзьям или соседям буддистам:

  • Откуда, по-вашему возникли страдания?
  • Реально ли избавиться от всех желаний? Разве некоторые желания, например, желания альтруистического характера, по своей сути плохие?
  • Как лично вы воспринимаете идею достижения состояния небытия? А не было бы вечное наслаждение от общения с самодостаточным Богом лучшим вариантом?
  • Если бы Бог существовал, то каким бы Он был, если бы добровольно согласился страдать так же, как и мы?
  • Когда, в конце концов у вас всё равно не получается избавиться от всех ваших желаний и вы всё-таки терпите провал, что же тогда? Что вы делаете со своим чувством вины? Что вселяет в вас уверенность, что при достаточной продолжительности жизни вы в конце концов достигните своей цели?
  • Представьте, что кто-то каким-то образом из чистой и неограниченной любви перевёл «на ваш счёт» всю свою позитивную карму. Какой была бы ваша реакция? Когда-то в Псалме 36 отец Соломона записал такие слова: «Утешайся Господом, и Он исполнит желания сердца твоего». Алчущее сердце буддиста может получить вечное утешение в Боге, как в своём главном желании, и в Иисусе, как в своём главном сокровище.

Алекс Кокман — директор отдела расширения и мобилизации в миссии ABWE (Баптистская ассоциация всемирного благовестия). Алекс помогает молодым миссионерам и их церквям в процессе отправления на миссию, помогает партнёрам, поддерживающим служение ABWE. Пишет статьи для журнала Message и является одним из ведущих программы The Missions Podcast.


Опубликовано

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: