Одна фраза, раздражающая пасторов

Как только кто-нибудь такое говорит, кажется, всё тело съёживается. С самых первых слов замечаешь, как упало настроение. Это то самое замечание, которое одинаково пугает и пасторов, и остальных служителей церкви. Обычно оно начинается словами: «Люди говорят, что…»

Целиком предложение может звучать, например, так: «Люди говорят, что вы мало их посещаете». Другой пример: «Люди говорят, что с нашим студенческим служением не всё в порядке». Или ещё один пример: «Люди говорят, что у вас не очень удобное время для приёмов».

В подобном упрёке иногда могут указывать группу людей при сохранении анонимности отдельных лиц: «Некоторые старцы недовольны вами», или: «Многие служители недовольны».

Вы понимаете, в чём дело. Это можно выразить по-разному, но смысл тот же самый. «Людей» никогда не называют. Никогда не говорят, кто жалуется на самом деле. Это один из самых разочаровывающих и деморализующих упрёков, которые слышат пасторы и служители. Вот некоторые причины для расстройства:

  • Жалующемуся не хватило смелости говорить за себя. Поэтому он или она неискренне прячется за ширмой «люди говорят». Руководителям церквей известно, что, когда жалующимся не хватает смелости говорить за себя или когда им приходится прятаться за спинами анонимных мнений, это создаёт трудности.
  • Лидеру нечего предпринять и не в чем попросить о помощи. Эти жалующиеся никогда не называют источник или источники. Поэтому пастор или служитель не может подойти к несогласным и поговорить с ними лично. Он остаётся с жалобой, которую нельзя решить из-за её анонимности.
  • Лидер сразу начинает сомневаться в мотивах жалующихся. В момент, как только руководитель служения слышит слова «люди говорят», он сомневается в надёжности и искренности жалующихся. Такой подход труслив, поэтому он всегда воспринимается через призму сомнений и разочарований.
  • Этот подход расстраивает руководителя служения вдвойне. Во-первых, он в очередной раз слышит критику. Многим лидерам приходится иметь с ней дело слишком часто. Во-вторых, неоднозначность жалобы с её источником может заставить его думать о проблеме как о более серьёзной, чем на самом деле. Он может затратить много эмоциональных сил на то, что окажется не таким уж важным.
  • Косвенная критика может быть самой болезненной. Большинство служителей лучше справится с вопросами от тех, кто обращается к ним прямо и конкретно. А косвенная критика, такая как «люди говорят...» или «я люблю вас, пастор, но...», ранит сильнее, ведь к самой критике ещё добавляются трусость и двуличие.

Как руководитель в поместной церкви и в других местах, я пришёл к тому, что перестал принимать такие завуалированные замечания. Я старался быть вежливым и отвечать: «Простите, но я не могу вас дальше слушать, потому что вы не называете, кто именно высказывал вам замечания. Если вы готовы мне назвать этих людей или, ещё лучше, предложить им обратиться ко мне лично, я буду рад выслушать их замечания».

Сработал ли мой подход? Признаюсь, я не помню, чтобы кто-нибудь из критиков остался доволен моим ответом. Но так я выяснил, что в церквях и остальных организациях бывают люди, обладающие «духовным даром» жаловаться. Этот дар они готовы применять с большой охотой и весьма часто.

Мне нужно переключиться на людей, имеющих позитивное и обнадёживающее мышление. Жизнь слишком коротка, чтобы разбираться с трусливыми жалобами.


Том Рэйнер — президент центра LifeWay Christian Resources, декан Миссионерской школы Билли Грэма в Южной баптистской богословской семинарии (США), автор многих книг.

Автор — © / Church Leaders
Перевод — Михаил Шевцов для Баптисты Нижней Волги

Опубликовано

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: