Золотое десятилетие Царицынской церкви (1918—1928)

Золотое десятилетие Царицынской церкви

Большевики ещё до революции признавали баптистов и выражали протест по поводу гонений на них, поэтому первые годы советской власти прошли для нас сравнительно благополучно. В январе 1918 года большевики издали знаменитый Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви, и православная церковь была поставлена на один уровень с другими вероисповеданиями. Благодаря влиянию Бонч-Бруевича, бывшего ранее экспертом по сектантам, советское правительство относилось к евангельским верующим очень дружелюбно и даже собиралось сотрудничать с ними в деле построения социализма.

Новый период свободы для проповеди Евангелия

Первое послереволюционное десятилетие, особенно период нэпа, сами духовные руководители баптизма называли «золотым десятилетием». Оно было отмечено быстрым ростом и распространением по стране баптистских и евангельских общин, создаваемых ими коллективных хозяйств, коммун и кооперативов, организацией Баптистского союза молодежи (Бапсомола). В 1928 году общая численность баптистов и евангельских христиан в СССР приблизилась к миллиону.

В середине июля 1917 года Временное правительство приняло постановление о свободе совести. Вот некоторые пункты из этого постановления:

Таким образом, принятое Временным правительством постановление о свободе совести принесло евангельским верующим новый период свободы для проповеди Евангелия. В первое десятилетие советской власти евангельские христиане и баптисты максимально использовали представившуюся возможность для проповеди Благой Вести. В истерзанной Гражданской войной стране огромное количество людей обращались с покаянием ко Христу.

В Царицыне после революции стало возможным проводить богослужения в просторных помещениях. Например, в конце августа 1917 года прошёл ряд собраний в театре с участием хора. На этих собраниях проповедовали пресвитер Семён Прокофьевич Степанов, Иван Иванович Жидков и другие братья. Было много покаяний. Пресвитер после этих событий крестил в реке Волге 17 душ.

Начиная с 1920 года, каждый Страстной четверг обе царицынские общины баптистов и евангельских христиан объединялись для совместного проведения Вечери Господней: один год в общине баптистов, а на другой год в общине евангельских христиан. Господь благословлял Свои церкви множеством покаяний, и почти каждое воскресенье принимались новые члены через святое водное крещение.

В церкви евангельских христиан в Царицыне в это время трудился Яков Иванович Жидков. Делал это он на протяжении 11 лет, пока в 1924 году не переехал в Ленинград трудиться в Союзе евангельских христиан, где продолжил работу на ниве Божьей вместе с братом Иваном Степановичем Прохановым. Руководство церковью евангельских христиан было возложено на брата Павла Михайловича Жидкова. Хором некоторое время руководила сестра Якова Ивановича Жидкова — Елена Ивановна. После выезда её с мужем в город Орёл, руководить хором стал один из членов хора (в прошлом был регентом хора православной церкви). Но он трудился недолго, так как трагически погиб, работая вожатым трамвая.

Семён Прокопьевич Степанов
Семён Прокопьевич Степанов
Иван Иванович Жидков
Иван Иванович Жидков
Яков Иванович Жидков
Яков Иванович Жидков

1920 год принёс церкви Царицына новые радости: баптисты купили новое просторное здание церкви на пересечении Невской и Медведицкой улиц, недалеко от железнодорожного вокзала. Его отремонтировали, расширили и проводили в нём собрания до 1929 года. Пресвитером в это время был брат Яков Щербаков.

1920—1922 годы были для церквей особенно незабываемыми и радостными. Нередко для особых собраний снимались залы кинотеатров. Шли туда по улицам с пением, неся ярко написанные тексты Священного Писания. Проводили эти собрания с участием хора. Тогда были ещё ночлежные дома, и христианская молодежь этих церквей рано утром, чтобы застать ночлежников на местах, несла им хлеб для тела и души, приглашая их на эти особые собрания. Собрания проходили ежедневно, кроме понедельника. Во вторник проводилось членское собрание или изучение Слова Божия, в среду — спевка хора, в четверг — юношеское собрание, в пятницу — женское собрание днём, а вечером посещение больных и приближённых. Для посещения было несколько групп. В субботу и воскресенье — общее собрание. В воскресенье, после утреннего собрания, с 2 до 4 часов дня проходили детские собрания, а с 5 часов снова общее собрание.

Церкви в то время горели огнём благовестия. Так Яков Иванович Жидков в одном из писем своему другу сообщил:

В своей социально-экономической деятельности христиане достигли поразительных по тем временам результатов. В 1920 году артель «Гефсимания», несмотря на всеобщую разруху, провела электрическое освещение во все дома двух соседних деревень. В результате этого численность верующих там возросла впятеро.

Церковь выживает во время голода

В конце 1920 года в Поволжье и примыкающих к нему губерниях разразилось страшное бедствие — голод. В 1921 году, по данным Центральной комиссии помощи голодающим (ЦК Помгола), голод охватил 17 губерний, областей и автономных республик. Число голодающих достигло примерно 14 миллионов человек, среди которых было более 5 миллионов детей. Союз и поместные церкви прилагали большие усилия по организации помощи голодающим.

В поместных церквях образовывались специальные фонды для бедных и комитеты внутренней помощи. При этом вспоможение оказывалось не только членам церкви. Когда в Поволжье начала поступать иностранная помощь, церковь баптистов вместе с районным правлением помощи голодающим была превращена в пункт распределения и передачи продовольствия и одежды голодающим. В это трудное время в селе Даниловка, несмотря на голод и другие трудности организовалась община, которая проводила свои богослужения в доме Марии Андреевны Терновой по улице Гражданской, 19.

Точных данных о количестве церквей и верующих того времени нет, можно найти только отдельные сведения. Так председатель Союза баптистов Николай Васильевич Одинцов на Европейском конгрессе баптистов в Риге 8 ноября 1926 года говорил в своём докладе, что в братстве насчитывается 6500 общин с общей численностью 500 тысяч членов церкви.

В начале 1926 года в Царицыне была открыта новая община баптистов в районе Красного Октября, и руководителем её стал Михаил Данилович Лысенко, помогал ему Иван Никифорович Дулепов. Регентом был брат Андрей Егорович Терентьев. В это время руководителем церкви евангельских христиан с 1927 по 1930 год был брат Матвей Степанович Пономарёв, который принял служение от Павла Михайловича Жидкова.

Николай Васильевич Одинцов
Николай Васильевич Одинцов
Матвей Степанович Пономарёв
Матвей Степанович Пономарёв

Время свободы сменяется репрессиями

Ленинская Конституция 1918 года уравнивала всех граждан, давая им равные права. Верующим были также известны слова В. И. Ленина (из собрания сочинений, том 7, стр. 173): «Каждый должен иметь полную свободу, не только держаться какой угодно веры, но и распространять любую веру». Но начиная с марта 1928 года отношение к церкви стало изменяться, и последующие Конституции упразднили свободу религиозной пропаганды, оставляя это право только атеистам.

В центральных газетах (в «Комсомольской правде» и «Правде») стали появляться статьи, в которых обращалось внимание на расширение евангелизационной работы баптистов и евангельских христиан, и высказывались призывы к решительным методам борьбы. «Самая мощная секта, — писала „Правда”, — это баптисты». «Расширили свою работу евангелисты», — писала «Комсомольская правда».

Евангельско-баптистское движение, как и другие религиозные организации в стране, было поставлено под жесткий контроль органов ГПУ и стало объектом резких нападок антирелигиозной пропаганды. С началом коллективизации началось более сильное административное давление, а затем и прямые репрессии в отношении «сектантов». Юридическим основанием для них стало постановление ВЦИК РСФСР «О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 года.

Сектанты стали рассматриваться как классовые враги, руководители и проповедники арестовывались, молитвенные дома закрывались. Подготовка кадров проповедников прекратилась, закрыты были и здания. К 1935 году оба союза (русских баптистов и евангельских христиан) были разгромлены. Евангельско-баптистская деятельность там, где она сохранилась, ушла в подполье. Так называемое «золотое десятилетие» подошло к концу.


Опубликовано

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: