Интервью с председателем РС ЕХБ А.В. Смирновым

Семинар А.В. Смирнова для служителей Волгоградской области

24 января 2015 года в христианском культурном центре «Свет мира» в Волгограде председатель Российского союза евангельских христиан-баптистов Алексей Васильевич Смирнов провёл семинар для служителей церквей. После обучения Алексей Васильевич дал интервью для наших читателей.

Алексей Васильевич Смирнов

Алексей Васильевич, однажды Вы свидетельствовали о том, что люди, пришедшие в церковь в начале 90-х годов, изменили Вас. Что Вы имели в виду?

Обычная жизнь в церковной среде не требует от нас большой ответственности за то, что мы говорим и делаем. Я не говорю сейчас о грехе. Просто мы настолько привыкли к определённым формам, понятиям и взглядам, сложившимся в предыдущих поколениях, что порой возводим их в ранг абсолютной истины и перестаем подвергать ревизии в свете Слова Божьего. Когда приходят новые люди, ищущие Бога, они задают вопросы. Благословение в том, что они не ангажированы, то есть не знают, о чём можно, а о чём нельзя спрашивать. И когда ты начинаешь объяснять что-то в контексте Слова Божьего, то вдруг понимаешь, что это не обязательная вещь, получается что то, чем ты жил, воспринимая как истину многие годы, явление второстепенное. И ты не можешь этому обучать или обязать новообращённых исполнять это, потому что должен быть честным человеком. Вот в таком смысле вопросы от людей, обращённых к Богу, заставляли изменять некоторые внутрицерковные понятия и взгляды. Не богословие!

За 30 лет перестройки и новой России, по Вашему мнению, что баптизм приобрёл и что потерял?

В начале перестройки мы обрели достаточно свободы, чтобы провозглашать Евангелие везде. И возможностей, и ресурсов для этого сейчас очень много. Через электронные, печатные и радиоресурсы мы можем рассказать о себе, кто мы и во что верим. Для этого мы выпустили специальную концепцию нашего братства, то есть наш библейский взгляд, наше отношение ко всем общественным институтам: семья, брак, служба в армии, медицина и так далее. И это все, безусловно, положительно. Но что еще мы приобрели за время свободы и возможностей, в том числе и комфорта? Мы обрели «прихожанство», то есть стали более беспечными, более ленивыми, потеряли основную цель — быть светом и солью в этом мире, нам хочется интегрироваться в общество, стать частью его, чтобы христианство стало безболезненным, удобным и комфортным. Конечно, ни один нормальный верующий не хочет стать похожим на мирского. Но желание пользоваться на равных всеми имеющимися на данный момент возможностями и благами провоцирует человека быть подобным окружающим, не отличаться, не противопоставлять себя никому, не говорить ничего, то есть просто быть верующим, молчаливо пребывая в этом обществе. Но это не безобидная, как кажется на первый взгляд, позиция. Она умерщвляет дух и духовную жизнь, превращая верующих в номинальных христиан. Поэтому мы призываем снова и снова жить по Писанию, а не ради своего удовольствия. Стремление войти в какие-то высокие круги может быть вполне приемлемым, если в основе этого лежит желание влиять на своём месте на окружающих людей, донося им евангельскую весть. Но когда человеком руководит исключительно снобизм, гордыня или корысть, тогда это не библейский подход.

На Ваш взгляд, какова самая насущная проблема российского баптизма на данный момент?

Если одной фразой: евангельским христианам-баптистам нужно обрести себя в Господе и жить победной, радостной, полноценной жизнью, влияя на окружающий мир. Когда я говорю «обрести», то подразумеваю, что нужно сбросить с себя оковы советской пропаганды. Пусть на нас клевещет кто угодно, но мы сами не должны считать себя сектантами, чуждыми государству. Мы нормальные граждане, даже более чем нормальные. Мы реальные, здравые патриоты своей страны, призванные любить Родину, участвовать в социальной жизни и оставаться верными Богу. Нам нужно снять с себя эти вериги, которые навешала на нас советская идеология: что мы какие-то чуждые элементы, что мы не патриоты, не русские вообще. На последнем Соборе Русском опять муссировалась идея: «русский — значит православный». Дремучее какое-то средневековье... Люди вообще не соображают, что они говорят и зачем. И мы, к сожалению, поддаёмся на эти провокации и сами заходим в тупик, в который нас пытаются загнать. Но не нужно этого делать! Мы честные люди, трудимся на благо своей страны, воспитываем детей. Нам самим нужно признать себя достойными гражданами, детьми Божьими и жить, не смущаясь и не прячась ни от кого.

Каково сейчас общее направление нашего братства, наше видение на ближайшие 3—5 лет?

Общая задача нашего братства — это объединённая задача всех российских церквей, потому что наш союз не является надстройкой над церквями. Мы объединяем свои усилия, чтобы проповедовать Евангелие, учить верующих, готовить служителей и открывать всё больше и больше евангельских церквей в нашей стране и не только. За рубежом, кстати, тоже много наших соотечественников. Они теперь, как евреи, распространились по всему миру — и тёплому, и холодному. Мы должны принести Евангелие и прислать служителей туда, где есть русскоговорящие люди. Это также одна из наших задач, и мы обозначили ее как «зарубежная миссия». Об этом просит и Португалия, и Австралия, и Франция, и даже Канада. Я думаю, что наше братство повзрослело настолько, что уже может не просить еду для себя, а давать ее другим.

Семинар А.В. Смирнова для служителей Волгоградской области

Что нужно делать, если количество людей в церкви растет и если, наоборот, уменьшается?

Во-первых, рост церкви должен быть естественным процессом. Любой живой организм растет и развивается. В любой нормальной семье рождаются дети, и задача семьи — воспитать их. То же самое — в церкви. Беда той церкви, которая растёт не осознанно, а просто в силу Божьей милости или определённых условий каких-то. Если внутри церкви не происходит обучение, тогда естественным образом она достигает критической численной массы и начинает расходиться, потому что люди не удовлетворены мерой своей собственной причастности к Телу Христову. Они становятся сторонними наблюдателями. А это далеко не всем нравится. Поэтому очень важно, чтобы растущая церковь была настолько организована, что никто не оставался в стороне. Это одна сторона проблемы. Следующий вопрос: если церковь растёт, то необходимо иметь четкое понимание, до какого числа она должна расти. По моим представлениям, для России церковь примерно в триста членов  — это самый приемлемый вариант. Такая община самодостаточна в хорошем смысле этого слова, она имеет необходимые ресурсы, человеческие и материальные, чтобы совершать служения и открывать новые церкви. А вообще здоровая и растущая церковь может открывать дочернюю, уже начиная со ста пятидесяти членов.

Еще один важный момент: если церковь увеличивается и ей не хватает имеющегося помещения, надо либо делать два собрания, либо что-то еще. Очень нехорошо, если люди стоят где-то в коридорах, в закоулках, в закутках, потому что теряется ощущение присутствия, единения, контакта живого. Это не честь для пресвитера, что люди стоят в коридорах. Поэтому, как только такая проблема началась, надо её срочно решать, тем более, если в церкви нет такого понятия, как домашняя группа.

Если же церковь, наоборот, не растет, а уменьшается, это показатель того, что в ней не провозглашается полное евангельское учение, которое подразумевает, что каждый христианин должен свидетельствовать о своем Господе. Если мы все являемся свидетелями Христа каждый день, то церковь не только не должна уменьшаться, как минимум она должна медленно расти. Это совершенно естественно. А вообще-то она должна расти достаточно быстро, если все, хотя бы девяносто процентов членов церкви, свидетельствуют о Христе. Это не значит, что все являются миссионерами или активными обученными служителями, но все являются свидетелями присутствия Божьего в своей жизни. Если мы свидетельствуем – церковь будет расти.

Некоторые ссылаются, что сейчас последнее время, поэтому люди не приходят в церковь, им Слово Божие неинтересно.

Я не исповедую такую философию. Лучше задаться вопросом: что является в нашей церкви препятствием для верующих активно участвовать в служении? Может быть, мы чего-то не делаем или делаем плохо, что члены нашей церкви не активны или не посещают ее. Возможно, причина в духовной дисциплине. Если мы принимаем в церковь случайных людей, то, естественно, они очень быстро становятся балластом: перестают участвовать в жизни церкви, потом перестают посещать собрание и просто числятся у нас. Таких надо отлучать. У нас нет задачи представить Богу липовый список мёртвых душ.

Что Вы пожелаете человеку, который просто посещает собрания по воскресеньям?

Хотя бы раз в ближайшее время посетить Голгофу. Это значит, серьёзно взвесить свой образ жизни, свои ценности. Это значит осознать, что сделал Христос на Голгофе ради меня. И наконец, это значит покаяться там перед Богом за своё отношение к Его жертве, к Его страданиям и изменить свою жизнь в пользу полного посвящения себя Христу. В этом ценность, в этом радость, в этом благословение, в этом присутствие Бога в жизни!


Опубликовано

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: